RSS

 

Кто виноват?


Довольно часто встречаются такие ситуации: автомобиль получил повреждения из-за выбоин в дорожном покрытии, человек поскользнулся в гололед и сломал руку. Кто в этих случаях будет ответчиком по искам потерпевших? Отечественная правоприменительная практика по данной категории дел давно сформировалась – в подобных случаях ответчиками признаются дорожно- или жилищно-эксплуатационные организации, далее в тексте называемые просто эксплуатационными. Однако насколько правильна сложившаяся практика?


Рассмотрим классический пример. Пешеход, переходя улицу, поскользнулся на льду, упал и получил тяжелый перелом. По предъявленному им иску в качестве ответчика было привлечено государственное унитарное предприятие, которое на основании договора получало бюджетные деньги за уборку улицы. Для вынесения решения, которым исковые требования были бы удовлетворены, необходимо установить, что между потерпевшим и ответчиком возникло некое правоотношение, наличие которого и позволит суду вынести решение. Попробуем выяснить природу этого правоотношения.

Очевидно, что потерпевший и эксплуатационная организация в договорных отношениях не находились, поэтому причиненный вред имеет внедоговорную природу. Тогда остается один вариант объяснения – деликтное обязательство. Однако последнее возникает как результат нарушения абсолютного права. В случае с пешеходом, сломавшим руку в гололед, этим нарушенным абсолютным правом будет право на здоровье - здоровье вообще не может быть объектом относительных правоотношений.

Особенностью абсолютного права, как известно, является то, что оно налагает на обязанных лиц обязанность пассивного поведения. С.Н. Братусь в свое время выделял следующие стадии развития деликтной ответственности: 1) общая пассивная обязанность воздерживаться от причинения вреда; 2) нарушение общей пассивной обязанности воздерживаться от причинения вреда; 3) обязанность по возмещению вреда в добровольном порядке; 4) нарушение обязанности по возмещению вреда в добровольном порядке; 5) возмещение вреда под принуждением (деликтная ответственность).

Эксплуатационная организация, безусловно, выступает как одно из обязанных лиц в таком абсолютном правоотношении. Однако нарушает ли она свои обязанности в названном правоотношении, не посыпая лед песком? Вообще трудно говорить о том, что нарушить обязанность воздержания можно путем несовершения каких-либо действий. Впрочем, вопрос о возможности нарушения абсолютного права бездействием обсуждался еще И.А. Покровским, но это тема отдельного разговора. А пока нельзя ли найти какое-нибудь иное лицо, в обязанности которого прямо входило бы поддержание чистоты на улицах? Тогда и нарушение данной обязанности вело бы именно к его ответственности.

Полагаю, что обеспечение чистоты и порядка на улицах является публичной функцией государственной (муниципальной) власти, оказываемой ею «публичной услугой». На это выделяются средства из бюджета, которые, как известно, расходуются на обеспечение задач и функций государства и местного самоуправления (ст. 6 Бюджетного кодекса РФ). То есть, если какая-то деятельность осуществляется за счет государственного или муниципального бюджета, значит, она представляет собой исполнение публичной функции соответствующего уровня.

Государство (муниципальное образование) может осуществлять свои функции разными способами. Так, оно может заключить договор с коммерческой организацией, которая займется уборкой улиц, или создать учреждение, которое своей задачей будет иметь ту же уборку, с финансированием из бюджета, а может учредить государственное (муниципальное) предприятие, с которым само и заключит договор. Во всех случаях расходование бюджетных средств будет совершенно правомерным, и критерием выбора способа исполнения послужит (или, по крайней мере, должна служить) экономическая целесообразность.

Деятельность по очистке улиц не связана с властными функциями, осуществляющий уборку не является органом власти, действующим от лица публичного образования, однако он находится в относительном правоотношении с публичным образованием, по заданию которого и действует. Так и в нашем примере. Обязанность по уборке улицы лежит на публичном образовании, отчего оно и тратит на это бюджетные средства, эксплуатационная же организация состоит с публичным образованием в обязательстве, по которому должна осуществлять уборку. Происходит своего рода возложение исполнения на третье лицо, при котором сам должник от ответственности за неисполнение не освобождается. Для эксплуатационной же организации уборка территории есть обязанность перед заказчиком, но не перед пешеходом.

То, что обязанность по обеспечению санитарного состояния территории лежит именно на публичном образовании, а не на эксплуатационной организации, можно подтвердить следующим примером. Если лицо получит травму по той же причине, но на частной территории, то кто должен будет нести ответственность – хозяин территории или организация, с которой у него заключен договор на уборку? Предъявление в таких условиях иска к «договорному уборщику» представляется почти невероятным. Можно привести и не столь радикальный пример.

Представим себе «продвинутый» сценарий: уборка городских улиц по договору с публичным образованием осуществляется не государственным (муниципальным) предприятием, а частной фирмой. Предъявление к подобной фирме иска тоже сомнительно. Но почему же тогда столь распространены иски к государственным юридическим лицам в аналогичных ситуациях? По-видимому, это следствие постоянного смешения государства, государственных органов и государственных юридических лиц. А кроме того, дань давно сложившейся практике, вроде «владения по доверенности».

Могут возразить: предъявление иска «напрямую», через голову публичного образования, позволит сэкономить время. Иначе, мол де, сначала взыщут с публичного образования, а потом уже оно будет судиться с не выполнившей свои обязанности эксплуатационной организацией, результат же одинаковый. Похожие варианты предусмотрены ГК в главе о расчетах, когда в случае неисполнения или ненадлежащего исполнения платежного поручения банком, привлеченным для этой цели банком плательщика, ответственность может быть возложена судом на первый банк (п. 2 ст. 866 ГК). Однако подобные случаи должны быть прямо предусмотрены законом. Кроме того, регрессные иски публичного образования к своим предприятиям и учреждениям практически невозможны, ведь они питаются из его же бюджета. Привлечение в качестве эксплуатационной организации коммерческой фирмы позволило бы возникшую проблему решить.

Итак, представляется, что в случаях, подобных тому, который был приведен в качестве примера, ответчиком все же должно являться публичное образование, а не привлеченная им организация.


Об авторе
А. Рыбалов

Версия для печати
Добавлено: Гость
Просмотрено: 5933 Слов: 837
Рейтинг: Нет оценок



Читайте также в разделе:
Комментарии Добавить комментарий У Вас нет права давать комментарии. Необходимо зарегистрироваться. Вход.


Нет комментариев.