RSS

 

Закон и право. Библиотека юриста » Гражданское право » Гражданско-правовое договорное регулирование: исходные положения концепции

Гражданско-правовое договорное регулирование: исходные положения концепции



Гражданско-правовой договор
всегда был одним из основных объектов исследования отечественной цивилистики, что обусловлено значением договора как важнейшего основания возникновения гражданских прав и обязанностей.1 В последнее десятилетие наблюдается всплеск интереса к проблематике гражданско-правового договора, связанный с постсоветской кодификацией российского гражданского права.2 Активизировалось изучение договора и с общетеоретических позиций.3 И все же учение о гражданско-правовом договоре характеризуется пока неполной разработанностью и прежде всего теории договорного права. Достаточно сказать, что в российской юридической науке не сложилось устойчивого понимания договора, адекватно отражающего его юридическую природу. Показательно в этом отношении, что цивилистика до сих пор не выработала методологии, позволяющей надежно решать даже такие элементарные вопросы, как отграничение договора от односторонней сделки, иначе прекратились бы, например, давние споры о юридической природе векселя, в ходе которых цивилисты пытаются выяснить, что есть вексель договор или односторонняя сделка.

С учетом сказанного статья посвящена теоретической разработке концепции гражданско-правового договорного регулирования, базирующейся на понимании гражданско-правового договора как регулятивного правового акта.

Юридическая природа гражданско-правового договора. Выявить юридическую природу (или, иными словами, юридическую сущность) гражданско-правового договора это значит определить, к какому роду юридических явлений относится гражданско-правовой договор и какое место он занимает среди других явлений данного рода. Кроме юридической природы (сущности) гражданско-правового договора допустимо говорить и о других аспектах его сущности, например, об экономической, социальной, философской сущности гражданско-правового договора.

Юридическая традиция (как научная, так и прикладная) донесла до начала третьего тысячелетия в качестве доминирующего воззрение, согласно которому гражданско-правовой договор (как сделка, соглашение) является юридическим фактом, с которым связываются возникновение, изменение и прекращение правовых отношений, урегулированных нормами права. Однако роль договора как юридического факта, в достаточной мере до сих пор не прояснена. Обычно в литературе дело не идет дальше констатации вроде следующей: «Договоры... будучи юридическими фактами, устанавливают, изменяют или прекращают гражданские правоотношения».4 Между тем механизм проявления юридико-фактических свойств договора весьма сложен. Само же понимание договора как юридического факта нуждается в серьезном уточнении.

I. Значение договора как юридического факта проявляется в основном лишь в факте заключения (наличия) договора. В самом деле, для возникновения правоотношений (элементов правоотношений), моделируемых нормами права, важен лишь факт существования договора (в необходимых случаях в сочетании с другими юридическими фактами или элементами фактического состава). Из сделанного уточнения, однако, отнюдь не следует, что из юридического обихода надо устранить выражение «договор является юридическим фактом» или подобные ему. Такие выражения укоренились в юридической науке и практике, а некоторая неточность этих выражений компенсируется их лаконичностью. Важно только, чтобы определение договора как юридического факта не заслоняло собой другие, не менее важные свойства договора.

II. Факт заключения (наличия) договора далеко не единственный юридический факт, необходимый для развития договорного правоотношения. Сам по себе факт заключения договора влечет чаще всего только возникновение договорного правоотношения, притом нередко лишь в самом общем виде. Дальнейшее развитие (динамика) договорного правоотношения (возникновение новых прав и обязанностей, изменение или прекращение отдельных ранее возникших прав и обязанностей) происходит уже вследствие появления других конкретных юридических фактов, предусмотренных нормами права или условиями договора, определяющими содержание договорного правоотношения (например, таких юридических фактов, как наступление сроков поставки товара, сроков его оплаты, просрочка поставки товара).

Таким образом, не только договор выступает в роли юридического факта, но и условия договора сами нуждаются в наличии юридических фактов для того, чтобы на основе условий договора возникли моделируемые ими договорные права и обязанности. Например, для возникновения договорного правоотношения (элемента договорного правоотношения) на основе условия договора поставки о договорной неустойке за просрочку поставки товара необходим такой юридический факт, как просрочка поставки товара поставщиком.

Изложенное обстоятельство наводит на мысль о необходимости уточнения общего понятия юридического факта. В настоящее время под юридическим фактом обычно понимается конкретное жизненное обстоятельство, с которым юридическая норма (закон в широком смысле) связывает возникновение, изменение или прекращение правоотношений.5 Однако, как видно из приведенного примера с гражданско-правовым договором, юридические факты необходимы для наступления правовых последствий, смоделированных (предусмотренных) не только правовыми нормами, но и ненормативными положениями (актами). Поэтому в понятии юридического факта необходимо расширить круг правовых положений (актов), выведя его за пределы только правовых норм (нормативных правовых актов). При таком подходе определение юридического факта может быть следующим.

Юридический факт это факт, с которым правовые нормы и ненормативные правовые положения (акты) связывают наступление юридических последствий.

Из приведенного определения следует, что ненормативные положения (акты), в частности договоры, выступают, с одной стороны, как юридические факты, при наличии которых возникают предусмотренные правовыми нормами (нормативными правовыми актами) правовые отношения, а с другой для возникновения прав и обязанностей, предусмотренных ненормативными положениями (актами), может потребоваться наступление дополнительных (своих) юридических фактов.

III. Юридико-фактическое свойство договора это вторичное юридическое свойство договора как правового явления.

Юридическими фактами могут быть самые различные, практически любые, факты (явления) действительности, в том числе явления, по своей изначальной природе неюридические (например, такие события, как рождение или смерть человека, землетрясение, дорожное происшествие) или же юридические (например, сделки, судебные решения).

Изначально неюридическое явление, становясь юридическим фактом, обретает вторичное юридическое свойство свойство юридического факта. В результате такое явление сохраняет свою первичную неюридическую сущность и дополняется юридическим свойством.

Аналогичным образом изначально юридическое явление, становясь юридическим фактом, обретает вторичное юридическое свойство свойство юридического факта. В результате юридическое явление, сохраняя свою первоначальную юридическую сущность, дополняется новым вторичным юридическим свойством.

Гражданско-правовой договор как изначально юридическое явление имеет свою первичную юридическую сущность правового акта. Наряду с первичной сущностью правового акта договор обладает вторичным юридическим свойством свойством юридического факта.

Раскрывая регулятивную сущность договора через правовой акт и противопоставляя эту сущность юридико-фактическому свойству договора, нельзя оставить без пояснения то обстоятельство, что по традиционной классификации юридических фактов гражданско-правовой договор рассматривается как разновидность большой группы юридических фактов, именуемых юридическими актами. Означенное обстоятельство, казалось бы, сводит на нет по методологическим соображениям усилия выявить регулятивную сущность договора. Однако это только на первый взгляд. В самом деле, отнесение договора к юридическим актам в традиционной классификации юридических фактов и квалификация договора как разновидности правового (юридического) акта при выявлении регулятивной сущности договора существенно различаются по своему юридическому смыслу. В первом случае договор хотя и отнесен к юридическим (правовым) актам, но отнесен в связи с его юридико-фактическим свойством. Включение договора в группу юридических актов здесь никак не проясняет регулятивную сущность договора, наоборот, скрывает, подавляет ее. Во втором же случае квалификация договора правового акта свидетельствует о единстве (общности) его правовой природы с правовой природой законов, иных нормативных правовых актов, которые традиционно противопоставляются юридическим фактам.

Чтобы лучше уяснить, как в договоре сочетаются сущность правового акта и юридическое свойство юридического факта, полезно рассмотреть в аналогичном контексте другие изначально юридические явления, которые могут обладать и свойствами юридических фактов. Причем такое рассмотрение тем более показательно, чем менее избранные для анализа юридические явления будут ассоциироваться с юридическими фактами.

Пожалуй, немногими правоведами в качестве юридического факта воспринимается такое важнейшее правовое явление, как правоотношение. И тем не менее правоотношение может выступать в качестве юридического факта, чему в юридической литературе имеется авторитетное подтверждение.6 Примером правоотношения, обладающего свойством юридического факта, может служить какое-либо правоотношение, возникновение которого договором страхования предусматривается в качестве страхового случая, влекущего в свою очередь возникновение правоотношения по выплате страховой суммы. В качестве юридического факта может выступать и договорное правоотношение в целом (точнее, его наличие). Такая возможность создает почву для парадоксального (на первый взгляд) утверждения о том, что как юридический факт может рассматриваться не только договор, понимаемый как сделка, но и договор, понимаемый как договорное правоотношение. В рассмотренных случаях правоотношение соединяет в себе первичную юридическую сущность как правовой связи и вторичное юридическое свойство как юридического факта.

Второй пример юридического явления, сочетающего свою первичную юридическую сущность с вторичным свойством юридического факта, в сравнении с предыдущим примером, еще менее привычен в роли юридического факта, но и более ценен, ибо имеет общую с договором первичную юридическую сущность сущность правового акта. Речь идет о законе (а равно и ином нормативном правовом акте). Действительно, в качестве юридического факта может выступать и закон. Необычность утверждения требует пояснения примером, в качестве которого может выступать ситуация, когда стороны в договоре поставки предусмотрели условие о том, что если в период действия договора будет принят федеральный закон, отменяющий норму закона о неустойке за просрочку поставки товара, то в этом случае возникшая до вступления в силу данного федерального закона, но не исполненная к моменту вступления в силу закона обязанность по уплате неустойки прекращается. В приведенном примере федеральный закон, отменяющий норму о неустойке, следует расценивать как юридический факт, влекущий прекращение правоотношения. Точнее, юридическим фактом здесь будет факт вступления в силу федерального закона. Но от этого не меняется суть вопроса, как не меняется она, если в качестве юридического факта рассматривать не сам договор, а факт его вступления в силу.

Став юридическим фактом, закон соединил в себе первичную юридическую сущность правового акта и вторичное свойство юридического факта. Став юридическим фактом, закон не утратил свою первичную юридическую сущность правового акта.

Точно так же и договор соединяет в себе первичную юридическую сущность правового акта и вторичное юридическое свойство юридического факта. Договор как юридическое явление близок к закону, так как оба они относятся к роду правовых актов и имеют на этом уровне абстракции единую первичную юридическую сущность.

Конечно, юридико-фактическое значение гражданско-правовых договоров гораздо более велико, чем юридико-фактическое значение законов (иных нормативных правовых актов). Однако сама по себе значимость юридико-фактических свойств договора не должна вытеснять его юридической сущности. Гипертрофирование юридико-фактических свойств договора и игнорирование его первичной юридической сущности являются серьезной методологической ошибкой, которая способна привести к неверной юридической характеристике договора.

Именно такая ошибка вызвала и необоснованный вывод о содержании договора, сделанный в известной книге по договорному праву. В ней утверждается: «Договоры в их качестве сделки, не отличаясь от других юридических фактов, не имеют содержания. Им обладает только возникшее из договора-сделки договорное правоотношение. При этом, как и в любом другом правоотношении, содержание договора составляют взаимные права и обязанности контрагентов».7 Процитированное суждение зиждется на посылке о том, что юридический факт не имеет содержания. В свою очередь эта посылка основана, видимо, на рассмотрении юридического факта в плоскости наличия-отсутствия явления (факта). При таком подходе (который, как показано ранее, имеет право на существование и применительно к договору более точен) в самом деле, трудно увидеть содержание юридического факта какое может быть содержание у факта, состоящего в наличии договора. Однако при любом взгляде на договор как юридический факт его юридико-фактическое свойство является вторичным юридическим свойством, не устраняющим юридическую сущность договора как сделки и, следовательно, правового акта, поскольку сделка является разновидностью правового акта. Поэтому содержание имеют и договор как сделка (содержанием договора в этом случае выступает совокупность условий договора), и договорное правоотношение (его содержание образует совокупность прав и обязанностей, смоделированных условиями договора и нормами права). В противном случае будет выбита логическая почва из-под термина «условия договора», понимание которых мыслимо только в качестве элементов содержания договора как сделки.

Из сказанного следует, что, будучи вторичными, юридико-фактические свойства не отражают первичную юридическую природу договора. Соответственно, методологически обоснованное определение гражданско-правового договора, отражающее его юридическую природу, не может базироваться на понимании договора как юридического факта (как, впрочем, и на понимании договора как правоотношения).

Гражданско-правовой договор (как и сделка вообще) по своей юридической природе является правовым актом и в этом своем качестве регулирует правовые отношения сторон между собой или также с другими (третьими) субъектами права (лицами), наделенными правами по отношению к сторонам.

В настоящее время значение гражданско-правового договора как юридического регулятора отмечается на страницах многих научных и учебных изданий. Однако тенденция восприятия гражданско-правового договора (как, впрочем, и других подобных договоров, в частности трудовых) сквозь призму юридического факта в науке и практике далеко не преодолена. При этом содержание договора как совокупность условий, на которых он заключен, раскрывается в контексте договора как юридического факта. Однако, как показано ранее, это следует делать через его понимание как правового акта. Содержание договора как правового акта составляют условия договора.

Особенностью договора как правового акта регулятора общественных отношений является то, что он упорядочивает отношения между сторонами договора и выступает как средство саморегулирования отношений сторон. В отличие от договора односторонний (особенно директивный) правовой акт направлен на регулирование отношений других лиц (в отдельных случаях с участием лица, издавшего односторонний правовой акт). Указанная особенность регулятивных свойств договора позволяет более четко отграничить договор от односторонних правовых актов, изданных двумя или более субъектами. Последние, как и договор, выражают согласованную волю двух или более лиц, издавших совместный односторонний правовой акт. Однако договор заключается сторонами для урегулирования своих взаимоотношений, его воздействие направлено на внутренние взаимоотношения, на их саморегулирование. Между тем такое воздействие одностороннего правового акта, принятого двумя или более субъектами права, направлено вовне, т. е. на регулирование отношений, как правило, других лиц между собой. При этом то обстоятельство, что субъектами регулируемых односторонними правовыми актами отношений могут быть и сами субъекты, издавшие эти акты, не меняет существа дела, так как не меняется внешняя направленность регулятивного воздействия одностороннего правового акта.

Регулирование договором взаимоотношений заключивших его сторон черта договора, наиболее отвечающая его природе. Но она не исключает участия в регулируемых договором правоотношениях третьих лиц, например, в случае с договором в пользу третьих лиц. Здесь договор упорядочивает отношения между заключившими его сторонами и, кроме того, отношения одной или обеих сторон с третьими лицами, в пользу которых заключен договор. Третье лицо по такому договору имеет только права в отношении стороны (сторон) договора. Конструкция договора в пользу третьего лица несколько размывает чистоту договорной доктрины, согласно которой договор определяет взаимоотношения между заключившими его сторонами, но эта конструкция не колеблет одно из главных начал договорной теории договор не может создавать обязанности для лиц, не участвующих в нем в качестве сторон. Как регулятивный правовой акт гражданско-правовой договор может быть как ненормативным, так и нормативным.

Примером ненормативного договора договора, рассчитанного на однократную реализацию (т. е. содержащего только ненормативные условия), может служить договор розничной купли-продажи, исполняемый в момент его совершения.

Нормативные гражданско-правовые договоры также имеются, и таких договоров немало (больше, чем может показаться на первый взгляд). Например, договор поставки, предусматривающий помесячную поставку товаров в течение года и неустойку за недопоставку (просрочку поставки) товаров носит нормативный характер. В самом деле, условие о неустойке в таком договоре рассчитано на неоднократное применение. Оно используется всякий раз, когда поставщик допускает просрочку поставки (юридический факт), и не исчерпывается однократной реализацией. Здесь могут возразить, что гражданско-правовой договор не является общеобязательным и поэтому не может быть нормативным. Данное возражение будет справедливо, если существенным признаком нормативности считать общеобязательность правового акта (положения). Это, однако, не верно. Для признания правового акта нормативным достаточно того, что такой правовой акт рассчитан на неоднократную (иными словами, неопределенно многократную) реализацию. При подобном подходе нормативные правовые акты могут быть как общеобязательными, хаки не общеобязательными, в том числе индивидуальными (свойства индивидуальности и не нормативности не тождественны). Преобладающая в настоящее время юридическая позиция, согласно которой общеобязательность является существенным признаком правовой нормы, рано или поздно будет пересмотрена. Иначе, оставаясь на логической почве, невозможно объяснить нормативный характер положений, содержащихся в уставах юридических лиц, локальных правовых актах, иных подобных нормативных правовых актах, которые трудно рассматривать в качестве общеобязательных.

Понятие гражданско-правового договорного регулирования. Итак, гражданско-правовой договор как правовой акт имеет регулятивную сущность. Парадоксально, но до сих пор эта сущность договора остается почти неизученной. Между тем для понимания договора как правового феномена необходимо выявить его регулятивные свойства. В этом одна из важнейших задач науки гражданского права, выполнение данной задачи требует введения в научный оборот и активного использования понятия «гражданско-правовое договорное регулирование» (или кратко «договорное регулирование»). Указанное понятие раскрывает договор с динамической стороны как действенное средство правового регулирования взаимоотношений сторон договора. Договорное регулирование, его механизм позволяют выявить такие свойства договора, которые не видны при рассмотрении договора в его статике с позиции юридического факта. Например, взаимодействие договора и закона (другого важнейшего правового регулятора) правильно могут быть поняты только в результате изучения их регулятивных свойств.

Термин «договорное регулирование» не часто, но встречается в юридической литературе,8 а в последнее время он стал использоваться и в нормативных правовых актах, в том числе законах.9 Однако за редким исключением понятие договорного регулирования не раскрывается.

Уже сам термин «правовое договорное регулирование» указывает на связь обозначаемого им понятия с категорией «правовое регулирование». В юриспруденции эта категория является узловой, краеугольной наряду с такими категориями, как норма права, правовой акт, правоотношение. Она часто употребляется в юридической литературе, причем чаще всего как некая данность, как само собой разумеющееся. Между тем общее понятие правового регулирования юридической наукой разработано слабо, во всяком случае не в той мере, в какой следовало бы, исходя из значения данной категории в науке и практике.

Правовое регулирование это социальное регулирование, осуществляемое правовыми средствами.

Правовое регулирование лишь один из факторов, под воздействием которых складываются фактические общественные отношения. Кроме правового регулирования, на общественные отношения воздействуют иные виды социального регулирования (моральное регулирование, политическое регулирование и др.), а также различного рода экономические, социально-бытовые, психические, иные объективные и субъективные факторы. Важнейшие свойства правового регулирования особенно проявляются через рассмотрение субъекта правового регулирования, средства правового регулирования, предмета правового регулирования, механизма правового регулирования.

В зависимости оттого, каким средством осуществляется правовое регулирование, последнее можно подразделять на виды, в ряду которых стоит и гражданско-правовое договорное регулирование.

Гражданско-правовое договорное регулирование это правовое регулирование, осуществляемое посредством гражданско-правового договора.

Наряду с гражданско-правовым договорным регулированием на договорные отношения воздействуют общенормативное правовое регулирование, административное правовое регулирование и судебное правовое регулирование.

Общенормативное правовое регулирование это правовое регулирование, осуществляемое посредством нормативных правовых актов (норм права).

Административное правовое регулирование это правовое регулирование, осуществляемое посредством ненормативных административных правовых актов.

Судебное правовое регулирование это правовое регулирование, осуществляемое посредством судебных правовых актов.

В правовом регулировании договорных отношений общенормативное правовое регулирование участвует всегда, взаимодействуя с договорным регулированием, в то время как административное и судебное правовое регулирование лишь в отдельных случаях.

Помимо очерченного «аналитического» (раздельного) взгляда на правовое регулирование договорных отношений последнее можно рассматривать и «синтетически», как целостное явление, включающее в качестве регулятивных компонентов договорное правовое регулирование, общенормативное правовое регулирование, административное правовое регулирование и судебное правовое регулирование.

Соотношение (взаимодействие) договорного и общенормативного компонентов правового регулирования (в привычных выражениях соотношение договора и закона) есть главный юридический аспект правового регулирования договорных отношений как в теоретическом, так и в практическом плане. Это соотношение характеризуется следующими основными чертами.

I. Договорный и общенормативный компоненты правового регулирования договорных отношений (иными словами, договорное и общенормативное правовое регулирование договорных отношений) неразрывны. Договорное регулирование может осуществляться только во взаимодействии с общенормативным.

Общие нормы договорного права устанавливают правовой режим договора, в том числе порядок его заключения, изменения, расторжения. Содержание договорного правоотношения обусловливается условиями договора и нормами договорного права. При этом нормы договорного права (как императивные, так и диспозитивные) определяют содержание договорного правоотношения непосредственно, не трансформируясь в договорные условия. Это утверждение не распространяется на случаи, когда нормы договорного права определяют не собственно содержание договорного правоотношения, а предопределяют содержание договора как правового акта, в том числе путем наложения на стороны обязанности включать те или иные условия в договор, а также установления параметров содержания договорных условий.

II. С точки зрения юридической силы общенормативное регулирование доминирует над договорным. Общенормативное регулирование (закон) обозначает пределы договорного регулирования. Однако в отдельных случаях в допускаемых законом пределах договорное регулирование (договор) может быть сильнее закона. Так, если после заключения договора принят закон, устанавливающий для сторон правила иные, чем те, которые действовали при заключении договора, условия заключенного договора сохраняют силу, кроме случаев, когда в законе прописано, что его действие распространяется на отношения, возникшие из ранее заключенных договоров (ст. 422 ГК РФ).

III. По общему правилу правовое регулирование договорных отношений инициируется договорным регулированием. Именно договор выступает непосредственным регулятором отношений сторон. Именно по своей воле, выраженной в договоре, стороны вступают в договорные отношения. И лишь постольку, поскольку стороны заключили договор, к регулированию их отношений подключается закон (общенормативное регулирование). В отдельных случаях договор может влиять на круг правовых норм, распространяющих свое действие на отношение сторон, например, в случае, когда стороны своим соглашением исключают применение к своим отношениям диспозитивной нормы (ст. 421 ГКРФ).

IV. Соотношение удельного веса (интенсивности) договорного и o6щенормативного компонентов правового регулирования договорных отношений является различным применительно к отдельным видам договора. Так, для типизированных (предусмотренных законом) договоров общенормативное регулирование гораздо интенсивнее, чем для не типизированных, правовой режим которых определяется в основном только общими нормами договорного права. В свою очередь типизированные договоры могут значительно отличаться друг от друга по соотношению общенормативного и договорного компонентов правового регулирования. Например, удельный вес общенормативного регулирования для договора железнодорожной перевозки значительно выше, чем для договора простого товарищества. В договоре перевозки объем договорного регулирования ограничивается условиями, выраженными в транспортной железнодорожной накладной, в то время как общенормативный компонент насчитывает сотни, если не тысячи, правил, содержащихся в Транспортном уставе железных дорог, правилах перевозок грузов на железнодорожном транспорте, тарифных руководствах.

V. Регулятивное значение договора сопоставимо с регулирующей ролью закона. Это качество договора нашло отражение в формуле ст. 1134 Французского гражданского кодекса, которая гласит: «Законно заключенные соглашения занимают место закона для тех, кто их заключил». Более того, в отличие от закона договор выступает как конкретный, непосредственный регулятор взаимоотношений сторон. Так, сотни правовых норм о купле-продаже пребывают в бездействии, пока своей волей и в своем интересе стороны посредством договора купли-продажи не вступают во взаимоотношения, урегулировав их характеристики (объект купли-продажи, цену товара и др.). При таком взгляде именно договор является основным исходным правовым регулятором, а закон дополнительным правовым регулятором, призванным обеспечить полноту правового регулирования.

Предмет гражданско-правового договорного регулирования. Рассмотрение регулятивных свойств договора в плоскости договорного регулирования позволяет со всей определенностью поставить вопрос о предмете гражданско-правового договорного регулирования (или, иными словами, о предмете регулирования гражданско-правового договора).

Предмет правового регулирования это волевые общественные отношения и поведение их участников, подвергаемые правовому регулированию.

Общественные отношения и поведение тесно связанные, но не тождественные явления. Конечной целью правового регулирования является побуждение социальных субъектов либо к желательному положительному поведению, либо к воздержанию от нежелательного поведения. Такая цель достигается путем формирования с помощью правовых средств различного рода правовых отношений (прав и обязанностей субъектов). С учетом этого в общем случае правовые отношения можно рассматривать как промежуточный предмет правового регулирования (или элемент предмета правового регулирования), а поведение как конечный предмет правового регулирования (элемент предмета правового регулирования). В результате правового регулирования правовых отношений и поведения складываются фактические общественные отношения.

Права и обязанности, составляющие содержание договорного правоотношения, выступают последним передаточным звеном, через которое нормы права и договор воздействуют на поведение сторон договора и фактические отношения между ними. 10

Прежде всего, следует определить, какие отношения могут быть предметом гражданско-правового договорного регулирования, ограничивается ли предмет гражданско-правового договорного регулирования обязательственными отношениями и, соответственно, исчерпываются ли гражданско-правовые договоры только обязательственными договорами.

Гражданско-правовой договор универсальный гражданско-правовой регулятор, не замыкающийся на обязательственном праве. В принципиальном плане есть все основания утверждать, что предметом гражданско-правового договорного регулирования выступают те же самые отношения, что и отношения, являющиеся предметом регулирования гражданского права в целом, а именно имущественные и связанные с ними личные неимущественные отношения, основанные на равенстве, автономии воли и имущественной самостоятельности их участников. Из предмета гражданско-правового договорного регулирования исключаются отношения, регулирование которых договором в принципе возможно, но не допускается законом, а также отношения, которые по своему характеру не подвластны договорному регулированию. Так, назначение наследника наследодателем в принципе может быть сделано как путем совершения односторонней сделки (завещания), так и путем заключения договора о наследовании. По Гражданскому кодексу РФ распорядиться имуществом на случай смерти можно только путем совершения завещания, являющегося односторонней сделкой (ст. 1 118), в то время как, например, Германское гражданское уложение допускает назначение наследника также и путем заключения договора (§ 1941, 2274-2302).

Основным предметом гражданско-правового договорного регулирования являются обязательственные правовые отношения. Соответственно, обязательственные договоры самые распространенные гражданско-правовые договоры. Они имеют наиболее развитый правовой режим, что выразилось в том, что не менее половины норм Гражданского кодекса РФ посвящено регулированию именно обязательственных договорных отношений. Общие положения о договоре включены также в общую часть обязательственного права (раздел 3 Кодекса). Это не означает, однако, что общие положения о договоре не могут применяться к необязательственным договорам.

Помимо обязательственных отношений предметом договорного регулирования могут быть также вещные правовые отношения, отношения в сфере исключительных прав на результаты интеллектуальной деятельности (интеллектуальной собственности), наследственные правовые отношения и даже личные неимущественные правовые отношения.

Гражданско-правовое договорное регулирование в правовой системе. Место и значение гражданско-правового договорного регулирования в правовой системе обусловлено тем, что договор является важнейшим правовым регулятором наряду с законом (в широком смысле этого слова) и административным (иным директивным) ненормативным правовым актом. Значение договерного регулирования состоит в том, что отдельные виды отношений не могут быть урегулированы иначе как посредством договора. Речь идет об отношениях между юридически равными субъектами и прежде всех об имущественных отношениях в сфере гражданского оборота. Без договора, договорного регулирования правовая система не может существовать. Сфера договорного регулирования под воздействием тех или иных экономических, социальных, политических факторов может сужаться, но никогда не может исчезнуть совсем.

Как правовой регулятор договор обладает гибкостью, причем гораздо большей, нежели закон. С помощью договора стороны могут доурегулировать свои отношения, не урегулированные законом, или даже в допускаемых пределах адаптировать к своим потребностям законодательное регулирование.

Договор, договорное регулирование обладают большой социальной ценностью. Договор является средством социального взаимодействия между людьми, средством автономного саморегулирования отношений между ними. С договором неразрывно связаны такие ценности, как свобода, демократия, гражданское общество, права человека. Уровень договорной свободы является показателем и проявлением свободы человека и общества в целом. В функциональном плане договор это то правовое средство, без которого невозможно построение гражданского общества.

Договор присущ всем правовым системам, всем государственным режимам. Но если сопоставить тоталитарный и демократический режимы, то нельзя не увидеть, что в тоталитарном обществе роль договора принижена и, наоборот, в гражданском обществе договор процветает и является распространенным и эффективным правовым средством.

Договорное право право свободного человека. Благодаря договору свободные люди сами творят право для себя. Именно право, творимое гражданами и юридическими лицами посредством заключения ими договоров, это воистину частное право. В контексте сказанного вполне уместна постановка вопроса о гражданско-правовом договоре как источнике права.

Одна из самых значимых современных тенденций в правовом регулировании расширение сферы договорного регулирования, распространяющееся на те виды отношений, которые ранее договором вообще не регулировались, в частности на налоговые, бюджетные отношения. Увеличение объема договорного регулирования происходит и в тех сферах, которые раньше были подвержены договорному регулированию. Типичный пример договорное регулирование имущественных отношений между супругами. Если раньше правовой режим супругов определялся исключительно законом, то теперь закон допускает и договорное регулирование имущественных отношений между супругами.

Приведенные исходные положения концепции гражданско-правового договорного регулирования, конечно, нуждаются в более детальном обосновании и развитии. Но уже сейчас очевидно, что выявление регулятивных свойств гражданско-правового договора имеет не только теоретическое и эвристическое значение. Познание этих свойств, механизма взаимодействия договора с законом, другими правовыми актами будет способствовать более эффективному использованию договора как мощного правового средства достижения экономических, социальных, бытовых и иных целей.


1 См., напр.: Нечаев В. М. Теория договора// Юридический вестник. 1888. №10. С. 242265; Исаченко Б. Л., Исаченко В. В. Обязательства по договорам: Опыт практического комментария русских гражданских законов. Комментарий на IV книгу X т. св. зак. Т. 1: Общая часть. СПб., 1914; Агарков М. М. Обязательство по советскому гражданскому праву. М, 1940; Новицкий И. Б., Лунц Л. А. Общее учение об обязательстве. М., 1950; Халфина Р. О. Значение и сущность договора в советском социалистическом гражданском праве. М., 1954; Гавзе Ф. И. Социалистический гражданско-правовой договор. М., 1972; Иоффе О. С. Обязательственное право. М., 1975; Красавчиков О. А. Гражданско-правовой договор: понятие, содержание, функции // Гражданско-правовой договор и его функции: Межвуз. сб. науч. тр. Свердловск, 1980. С. 320; Сафиуллин Д. Н., Суханов Е. А., Губин Е. П. Хозяйственный договор: Общие положения: Учебное пособие. Свердловск, 1986.

2 См., напр.: Хохлов С. А. Новое договорное право России // Экономика и жизнь. 1996. Л» 8. С. 1; Брагинский М. И., Витрянский В. В. Договорное право: Общие положения. М., 1997; Договор в гражданском праве: проблемы теории и практики // Материалы Международной научно-практической конференции, посвященной 5-летию образования Научно-исследовательского института частного права КазГЮА (в рамках ежегодных цивилистических чтений). Алматы, 67 апреля 2000 г. / Отв. ред. М. К. Сулейменов. Алматы, 2000. Т. 1-2; Кабалкин А. Ю. Гражданско-правовые договоры в России. Общие положения: Курс лекций. М., 2002; Пугинский Б. И. Гражданско-правовой договор//Вестник МГУ. Сер. 11. «Право». 2002. № 2. С. 3857.

3 См., напр.: Казанцев М. Ф. К вопросу об общей теории правового договора // Научный ежегодник Института философии и права Уральского отделения Российской академии наук. Вып. 1. Екатеринбург, 1999. С. 179-196; Иванов В. В. Общие вопросы теории договора. М., 2000; Корецкий А. Д. Теоретико-правовые основы учения о договоре / Отв. ред. П. П. Баранов. СПб., 2001.

4 Советское гражданское право: Учебник. 3-е изд., перераб. и доп. / Отв. ред. В. А. Рясенцев. М., 1986. Ч. 1. С. 444.

5 См., напр.: Общая теория государства и права: Академический курс в 2 т. Т. 2: Теория права/Отв. ред. М. Н. Марченко. М., 1998. С. 281; Алексеев С. С. Право: Азбука, теория, философия: Опыт комплексного исследования. М., 1999. С. 72; Пиголкин А. С. Факты юридические // Российская юридическая энциклопедия / Гл. ред. А. Я. Сухарев. М., 1999. С. 1024.

6 Иоффе О. С. Правоотношение по советскому гражданскому праву. Л., 1949. С. 124-125; Красавчиков О. А. Юридические факты в советском гражданском праве. М., 1958. С. 6870.

7 Брагинский М. И., Витрянский В. В. Договорное право: Общие положения. С. 116.

8 См., напр.: Алексеев С. С. Односторонние сделки в механизме гражданско-правового регулирования// Теоретические проблемы гражданского права: Сб. ученых тр. Вып. 13/ Свердловский юр ид. ин-т. Свердловск, 1970. С. 56; Хохлов С. А. Концептуальная основа части второй Гражданского кодекса // Гражданский кодекс Российской Федерации. Часть вторая: Текст, комментарии, алфавитно-предметный указатель / Под ред. О. М. Козыря, А. Л. Маковского, С. А. Хохлова. М., 1996. С. 227, 232, 233; Брагинский М. И. Подряд (глава 37) // Там же. С. 366; Комментарий к Гражданскому кодексу Российской Федерации части второй (постатейный). 2-е изд., испр. и доп. / Отв. ред. О. Н. Садиков. М., 1997. С. 362; Исаков В. Б. Проблемы обеспечения единства законодательства в Российской Федерации // Законодательство. 1997. №4. С. 54.

9 См., напр.: Закон Российской Федерации от 11 марта 1992 г. № 24901 «О коллективных договорах и соглашениях» // Ведомости Съезда народных депутатов Российской Федерации и Верховного Совета Российской Федерации. 1992. № 17. Ст. 890 (ст. 1).

10 Это утверждение базируется на тезисе о роли правоотношения как посредствующего звена между нормой права и теми общественными отношениями, на которые норма права воздействует как на свой объект, обоснованном в монографии Ю. К. Толстого «К теории правоотношения» (Л., 1959. С. 30).     


Об авторе
М.Ф.Казанцев Кандидат юрид. наук, зав. отделом права Института философии и права Уральского отделения РАН, доцент кафедры хозяйственного права Уральской государственной юридической академии.

Теги:
Версия для печати
Добавлено: Гость
Просмотрено: 30962 Слов: 4709
Рейтинг: Нет оценок



Читайте также в разделе:
Комментарии Добавить комментарий У Вас нет права давать комментарии. Необходимо зарегистрироваться. Вход.


Нет комментариев.